План Муссолини: евреев Европы — увезти в Эфиопию

План Муссолини: евреев Европы — увезти в Эфиопию

5 мая 1941 года десятки тысяч эфиопских евреев вздохнули с облегчением: их страна была освобождена из-под власти фашистской Италии. Император Хайле Селассие вернулся в Аддис-Абебу, в город вступили партизанские отряды и части британской армии. Угроза, нависавшая над еврейской общиной Эфиопии в течение пяти лет итальянской оккупации, была устранена.

Решение еврейского вопроса по Муссолини

Хотя в 1936 году, когда Италия захватила Эфиопию и провозгласила ее частью Итальянской империи, местной еврейской общине, казалось бы, ничто не угрожало. В то время Муссолини еще называл антисемитизм «германским злом», а в Чивитавеккье, неподалеку от Рима, действовала военно-морская школа «Бейтара». Более того, завоевав Эфиопию, «дуче» предложил использовать ее территорию для решения еврейского вопроса в Европе.

Общины эфиопских евреев были сосредоточены на северо-западе страны, в провинциях Бэгемдыр и Годжам. В соответствии с идеей Муссолини, туда в течение пары-тройки лет можно было переселить не менее миллиона евреев из Европы и Эрец Исраэль. «Дуче» утверждал, что в Эфиопии Италия создаст для переселенцев лучшие условия жизни и обеспечит им более надежную защиту, нежели Великобритания в подмандатной Палестине. Таким образом Муссолини пытался привлечь в новую провинцию Итальянской империи еврейский капитал – прежде всего, из США. Кроме того, это могло улучшить международное положение Италии, находившейся после вторжения в Эфиопию под санкциями Лиги Наций.

Отдельные еврейские деятели в Европе и США выступили в поддержку плана Муссолини. Сохранились даже сведения о том, что несколько еврейских общин Бессарабии обратились к послу Италии в Бухаресте с просьбой позволить им выехать в Эфиопию. Но руководство сионистского движения восприняло идею «дуче» в штыки. Во-первых, оно ни в коем случае не собиралось отказываться от идеи создания национального очага в Эрец Исраэль. Во-вторых, среди сионистских лидеров преобладали социал-демократы, для которых сотрудничество с фашистами было невозможно по идеологическим причинам. Председатель Всемирной сионистской организации Хаим Вейцман обратился к правительству Великобритании с призывом противодействовать плану Муссолини и ускорить промышленное развитие Палестины. «Рим разрушил Иерусалим и никогда не сможет его восстановить», — подчеркивал он в письме к британскому министру колоний Уильяму Ормсби-Гору.

Сами эфиопские евреи о существовании этих планов знали очень немного. Приезжие из Аддис-Абебы доносили до них слухи о том, что новые власти собираются подселить к ним тысячи соплеменников из Европы, но всерьез эти сообщения мало кто воспринимал. Большинство эфиопских евреев хранили верность императору Хайле Селассие и поддерживали партизан, совершавших нападения на итальянских военных. Многие из них сами были членами партизанских отрядов. В ходе одной из карательных операций, проведенных итальянцами в провинции Годжам, были убиты более 100 жителей деревни Марва, 33 из них были евреями.

Кровавый навет в Эфиопии: евреев обвиняют в каннибализме

Тем не менее, в первые годы итальянской оккупации от целенаправленного антисемитизма эфиопские евреи не страдали. Ситуация начала меняться в конце 1938 года. Тогда, вследствие сближения с нацистской Германией, в Италии был принят «Закон о защите арийской расы». Он запрещал браки между итальянцами и евреями; кроме того, евреям запрещалось заниматься преподавательской деятельностью и содержать «арийскую» прислугу. Евреи изгонялись из армии, книги еврейских авторов изымались из библиотек. Принятие расового законодательства положило конец сколько бы то ни было серьезному обсуждению создания «широкой еврейской автономии» в Эфиопии. В январе 1939 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен заявил, что любые планы по этому поводу могут считаться мертвыми.

В это время итальянские власти уже развязали широкую пропагандистскую кампанию, направленную против евреев. Вскоре она перекинулась с материка на заморские колонии. Начиная со второй половины 1939 года, в Эфиопии над деревнями со смешанным населением с самолетов регулярно разбрасывали листовки на амхарском языке. В них утверждалось, что евреи являются пришельцами в Африке, не имеющими никаких прав на обладание землей. В некоторых листовках говорилось, что евреи практикуют каннибализм. Таким образом власти фашистской Италии пытались натравить обитающие на северо-западе Эфиопии племена на евреев. Но спровоцировать погромы или какой-то значительный конфликт на антисемитской почве им так и не удалось.

Тем не менее, относительно спокойное течение жизни еврейской общины было прервано. В деревнях начали циркулировать упорные слухи о предстоящей депортации эфиопских евреев и их возможном уничтожении. Все это накаляло и без того напряженную обстановку. Вылазки партизан против колониальных властей происходили все чаще и чаще. В ответ итальянская армия проводила карательные акции.

Бойцы «Хаганы» в отряде эфиопских партизан

Тем временем, британские войска, дислоцированные в Африке и на Аравийском полуострове, приступили к подготовке изгнания итальянцев из Эфиопии. В 1940 году в Судане, находившимся под англо-египетским протекторатом, для проведения операций в тылу врага был создан партизанский «Отряд Гидеона». В его состав вошли 50 британских офицеров и 1500 солдат африканского происхождения, среди которых были и эфиопские евреи. Командиром отряда был назначен майор Орд Уингейт. Тот самый, чье имя носит израильский Институт физкультуры возле Нетании – легендарный создатель спец подразделений «Хаганы», так называемых «Ночных эскадронов», успешно защищавших еврейские поселения от нападений арабских банд. Так британский офицер, заслуживший в Палестине прозвище «Друг», стал другом и для эфиопских евреев.

Приступив к выполнению своих обязанностей, Уингейт обратился к командованию с просьбой придать новому отряду медицинский взвод, укомплектованный еврейскими врачами из Эрец Исраэль. Эта просьба довольно была быстро удовлетворена. Вместе с медиками в Судан из подмандатной Палестины прибыло несколько испытанных бойцов «Ночных эскадронов», в том числе будущий писатель и филолог Авраам Акавия. В Палестине он был переводчиком Орда Уингейта. В «Отряде Гидеона» Акавия занял должность личного помощника командира.

В январе 1941 года британские войска вошли на территорию Эфиопии и с трех направлений начали наступать на Аддис-Абебу. «Отряд Гидеона» играл в боевых действиях важную роль. Взаимодействуя с местными партизанами, бойцы Орда Уингейта организовывали диверсии в тылу противника, вынуждая его отступать еще до подхода основных сил. В феврале 1941 года «Отряд Гидеона» отвлек на себя крупные силы итальянской армии, очищая путь наступающим британским войскам. Когда император Хайле Селассие 5 мая 1941 года вступил в Аддис-Абебу, Уингейт находился рядом с ним.

Попытка спасения европейских евреев

Жизнь эфиопских евреев постепенно вернулась в прежнее русло, для них Вторая мировая война закончилась уже в мае 1941-го. Но Европа продолжала полыхать, и кошмар Холокоста приближался к своему пику. Вести о происходящем в Польше и на оккупированной территории Советского Союза доходили и до Эфиопии. Освобожденные из-под гнета итальянских фашистов эфиопские евреи не остались равнодушны к судьбе своих европейских братьев.

Как сообщила 8 августа 1943 года газета The Palestine Post, лидеры еврейской общины Эфиопии добились приема у императора Хайле Селассие и обратились к нему с просьбой открыть ворота страны для терпящих бедствие евреев Европы. Парадоксальным образом, они пытались реанимировать план Муссолини, о котором все уже успели забыть. Лидеры общины выразили готовность разместить неограниченное количество беженцев в еврейских деревнях в провинциях Бэгемдыр и Годжам.

Император, считавший себя потомком царя Соломона в 225-м колене, сочувственно отнесся к этой просьбе. В сообщении The Palestine Post отмечается, что в начале 1943 года в Эфиопию уже въехали около 1500 беженцев из Греции, среди которых было несколько сотен евреев из города Салоники. Хайле Селассие поручил правительству изучить вопрос о предоставлении убежища евреям. В Аддис-Абебу для консультаций были приглашены видные деятели Всемирного движения Агудат Исраэль – Гарри Гудман и Меир Шпрингер. Однако дальше этого дело не пошло. Массовое переселение евреев из Европы в Эфиопию летом 1943 года было уже невозможным.

К тому времени Германия была провозглашена «юденрайн» — очищенной от евреев, Варшавское гетто было ликвидировано, на оккупированной территории Советского Союза живых евреев практически не осталось, а в Освенциме на полную мощность работали все четыре крематория. Организовать массовую эмиграцию в Эфиопию евреев из все еще существовавших общин – например, из Венгрии – не представлялось реальным. План спасения, получивший поддержку императора, так и остался на бумаге.

После этого к вопросу о переселении евреев из Европы в Эфиопии уже никто не возвращался. А в середине 60-х годов в Израиль прибыли первые группы эфиопских репатриантов. Их число поначалу измерялось считанными десятками. Массовая репатриация началась два десятилетия спустя. В 1984 году в ходе операции «Моше» в Израиль были доставлены 14 000 евреев из Эфиопии, а в 1991 году, в ходе операции «Шломо» — 15 000. В результате именно Израиль предоставил приют еврейской общине Эфиопии. Но искренний порыв эфиопских евреев, пытавшихся протянуть руку помощи своим попавшим в беду европейским братьям, заслужил благодарную память последующих поколений.

источник

(Просмотров всего 9 , сеодня 1 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector