Нападение Китая на Тайвань не является неизбежным

Нападение Китая на Тайвань не является неизбежным

Нападение Китая на Тайвань не является неизбежным, но США наблюдают за происходящим «очень внимательно», заявил в интервью ВВС американский генерал Марк Милли. «Китай явно разрабатывает возможности для нападения в какой-то момент, но решение об этом будет политическим выбором», считает Милли.

Американцы очень хорошо понимают ловушку, в которой находится Китай с «тайваньским вопросом». Председателю Си нужна убедительная и неоспариваемая победа, на фоне которой все его политические противники ничего не смогут противопоставить ему на съезде КПК. Однако съезд уже близко, и буквально в ближайший месяц-максимум полтора наступит черта, за которой любая операция станет бесперспективной — она просто не успеет к съезду, а потому ее смысл будет утрачен. До какого-нибудь нового внутреннего кризиса.

Но и здесь есть граничное условие: военная операция должна привести к решительному результату, а не очередной демонстрации угроз и силы. И должна быть совершена в формате молниеносной войны. Противники должны быть поставлены перед фактом аннексии острова, после чего они, конечно, будут вынуждены предпринимать какие-то шаги, но по сути, символического характера. Китай — не Ирак Саддама Хусейна, сколотить коалицию и военной силой вернуть взятое невозможно. Примерно то, что получилось у Путина с Крымом. По сути, не попади Путин в донбасский капкан, Крым бы стал аналогом турецкого Кипра или китайского Тибета — кто-то признает, кто-то нет, но в целом вопрос закрыт. А вот капкан создал новое пространство решений, и Запад своего не упустил.

Однако если блицкрига не получится, у товарища Си неизбежно возникнут серьезные трудности. Как «снаружи», так и «внутри».

Нюанс, видимо, заключается в том, что Китай — колосс на глиняных ногах. У него есть два критических фактора, один — непреодолимый, второй — рукотворный. Непреодолимый фактор — «островное» географическое положение Китая. Связность Китая с окружающим миром «по земле» крайне низкая, основные торговый пути Китая — это море. А море — это уязвимый Молаккский пролив. И уязвимое побережье. Морская блокада (в любом формате — формате военном или в формате санкций) обрушит экономику страны в рекордные сроки. И здесь сработает рукотворный фактор: кризис 2008 года вынудил Китай на ходу менять модель экспортной экономики на модель ускоренного развития внутреннего рынка. «Ускоренного» — это и есть тот рукотворный негативный фактор. У Китая не было свободных ресурсов для того, чтобы начать строительство внутреннего рынка, поэтому он был вынужден осуществлять свой проект в долг, который за полтора десятилетия вырос до второго значения в мире. И сегодняшние темпы роста китайской экономики уже не покрывают текущих платежей по его обслуживанию. По факту Китай уже в долговом кризисе. Даже 5 процентов роста — это фатально мало для выхода из него.

Уже поэтому санкции и блокада обрушат экономику Китая, а большой шкаф, как известно, падает громче. Надеяться на то, что экономика будет гнить, как российская, не приходится — она для этого слишком большая.

Поэтому если война — то только блицкриг. Что для китайской армии, которая не может похвастать какими-либо убедительными победами в современном прошлом, будет задачей крайне сложной. Если вообще возможной.

Поэтому для Си Цзиньпина агрессия будет скорее актом отчаяния, чем рациональным решением. Рассчитывать на то, что он невменяем, как один из его партнеров, тоже не приходится, а потому Штаты скептически оценивают вероятность агрессии. Хотя и не отрицают возросшей ее вероятности. Возможно, даже очень серьезно возросшей.

(Просмотров 21 , сегодня 1 )
Adblock
detector