Боинг №2. Российский след

Боинг №2. Российский след

Сегодня пошли подтверждения того, что мы высказали в виде предположения еще в самые первые часы после информации о крушении нашего Боинга в Тегеране. Напомню, тогда мы говорили о том, что версия с отказом двигателя на самолетах такого класса – хорошо описана и последовательность событий, которая происходит в таком случае – совершенно иная. Как минимум, у экипажа есть время для того, чтобы среагировать на отказ этого двигателя и уж точно – сообщить об этом диспетчеру на земле.

В гражданской авиации все процедуры, а особенно – аварийные процедуры, четко расписаны и пилоты долго и нудно тренируются выполнять нужную последовательность действий, до автоматизма. Оно и понятно, ведь в случае катастрофы среднестатистического авиалайнера будет 200-300 жертв на борту и неизвестное количество жертв и разрушений на земле. Отсюда следуют огромные суммы компенсации, потеря репутации и прочие неприятности.

В таком случае экипаж просто обязан действовать так, как это предписал производитель самолета. От этого зависит, чья вина будет установлена в этой катастрофе, и как следствие, из чьего кармана будут выплачиваться компенсации, сумма которых может легко перевалить миллиард долларов.

Имея такую ставку на кону, авиакомпании вымуштровывают летчиков действовать строго по инструкции, а когда возникает нештатная ситуация, кто-то из экипажа обязательно открывает сборник инструкций и читает ведущему пилоту всю последовательность действий. В нее включено и полное информирование диспетчера, поскольку неисправный самолет становится угрозой безопасности не только сам для себя, но и для окружающих самолетов и для тех, кто находится на земле по маршруту его следования.

Задача диспетчера – освободить пространство по пути движения аварийной машины и приготовить аэродром для аварийной посадки. Диспетчер тоже имеет собственные инструкции на сей счет, хотя его действия и не отличаются обилием вариантов, поскольку в большей части потенциальных проблем с летящим бортом, диспетчер выполняет примерно один и тот же набор процедур.

В данном случае, аномалия ситуации заключается как раз в том, что никакого диалога борта с землей не было вовсе. Самолет штатно набирал высоту, но в какой-то момент, стал резко ее терять и одновременно с бортом прервалась связь.

Это при том, что для современных моделей самолетов, не только Боинга, отказ одного двигателя хоть и неприятная, но не фатальная ситуация. Комбинируя изменение тяги оставшегося двигателя и манипулируя органами управления самолета, можно добиться удовлетворительной управляемости самолета и по крайней мере – посадить его на ближайший аэродром, а уж тем более, если самолет еще недалеко ушел от аэропорта убытия.

Более того, при определенных условиях (достаточная высота и скорость) самолет может совершить аварийную посадку и без обоих двигателей. В его конструкцию заложена возможность планирования и потому он может либо вернуться, либо сесть в каком-то более или менее подходящем месте. Но в любом случае, окружающие самолеты будут слышать активные переговоры аварийного борта с диспетчерской, а самые близкие самолеты могут передать результаты визуального осмотра аварийной машины, как она выглядит в воздухе. Это бывает важно для того, чтобы понять причину неисправности. Но еще раз напомним, фатальное повреждение самолета и прекращение связи с землей произошли одновременно.

С учетом того, что системы связи самолета обеспечены несколькими дублирующими источниками питания, то никакая поломка, тем более – двигателя, не могла лишить экипаж связи. Тем более, что самолет только что взлетел из международного аэропорта, который обладает самыми мощными и качественными системами связи в своей стране.

Это говорит о том, что причина, заставившая самолет упасть, была просто фатальной для экипажа. Она, эта причина, вывела экипаж из строя и он уже просто не мог поддерживать связь потому, что либо уже погиб, либо был выведен из строя и был без сознания.

Такое сочетание условий катастрофы, указывает всего на две возможные причины – либо взрыв бомбы на борту самолета, либо поражение самолета ракетой ПВО наземного или воздушного базирования. Правда, сейчас говорят о том, что могло произойти столкновение с дроном, но это – вряд ли. Дело в том, что небольшой дрон не мог бы вызвать мгновенных, катастрофических последствий, а большой дрон есть только у военных и они его не поведут через трассу движения пассажирских самолетов, не уведомив диспетчерскую гражданской авиации, а если это чужой дрон, то он по определению не окажется в таком оживленном месте воздушного движения. А кроме того, современный самолет имеет локатор, который покажет препятствие по курсу, что тоже нашло бы свое отражение в переговорах с землей, которая тоже имеет свои локаторы и уж дрон-то там заметили бы давно.

В общем, обстоятельства гибели самолета сразу имели массу подробностей и даже несколько видео, чтобы сделать вывод о том, что никакой неисправности двигателя не было и быть не могло, а все «наши», кто озвучивают эту версию – позорная дрянь, которая точно так же «не замечает» ежедневной гибели наших военных на фронте и прочих вещей. Такие «наши» готовы похоронить Украину и украинцев тихо и без скандалов. Но уж такая у нас теперь власть. Посему, мы сразу определились с этой версией.

Но о «поломке двигателя», в первую очередь, бодро рассказывает иранская сторона. Что самое подозрительное, она это начала рассказывать через несколько часов после катастрофы, когда еще не мог быть проведен осмотр места происшествия. Это сразу указывает на «официальный» характер этой версии. То есть, эту версию утвердило высшее политическое руководство Ирана. А такое бывает лишь в одном случае, когда надо скрыть истинную причину гибели самолета.

Это – важный и даже ключевой момент. Высшее руководство Ирана знает об истинной причине гибели самолета, с первых минут самого происшествия и потому – выдвигает версию прикрытия. Как сообщает глава управления гражданской авиации Ирана Али Абедзаде, на месте падения самолета обнаружены «черные ящики» с регистраторами параметров полета FDR и регистратор переговоров экипажа или диктофон кабины CVR. По его словам, устройства доставлены следственной бригаде, ведущей расследование, и оба устройства имеют механические повреждения.

Ранее пресса сообщила о том, что Иран не станет отдавать черные ящике Украине, но Абедзаде заявил, что пресса ошибочно интерпретировала ранние сообщения, на эту тему. Тем не менее, он не дал прямого ответа на вопрос о готовности передать черные ящики Украине или кому бы то ни было, для снятия данных.

Но вот сегодня, в американской прессе пошла информация о том, что средствами спутниковой разведки, американцам удалось зафиксировать два пуска ракет ПВО с земли, после взлета украинского самолета. Они утверждают, что они зафиксировали момент поражения самолета ракетой.

Это очень даже вероятно, поскольку все произошло в момент максимального военного напряжения, между странами и скорее всего, американцы следили за всем, что происходит на территории Ирана. Думаю, что в это время на полную мощность, работал роботизированный комплекс, фиксирующий любые пуски ракет на территории Ирана и потому, этот эпизод был зафиксирован автоматически.

Но к чему тайны? Да, произошла трагедия. Да, погибли люди. Сбитый ракетами самолет никогда не удастся выдать за поломанный, как ты не фальсифицируй материалы следствия. Но если проходит признание вины – это один ход событий, а если сторона начинает выворачиваться, то налицо – злой умысел и это уже повод к разрыву любых отношений и даже объявлению войны. По крайней мере, любая уважающая себя страна обязана вести себя крайне жестко, поскольку это погиб ее самолет и ее граждане.

Значит у Ирана есть резоны скрывать истину, помимо желания избежать компенсации за гибель людей.

И вот тут возникает российский след. Слишком уж много аналогий со сбитым россиянами малазийским Боингом. Но самое главное совпадение – атакован гражданский самолет, который летит с включенным транспондером, который идентифицирует самолет полностью, вплоть до указания принадлежности машины, ее типа, номера рейса, высоты и скорости. То есть, аэроплан летит и показывает свой паспорт всем, кто хочет узнать о том, кто это летит.

В таком случае, самолет однозначно не может стать целью для системы ПВО просто потому, что она кричит системе о своем гражданском происхождении. Тем более, этого не может произойти на утвержденной трассе движения гражданских самолетов. Но все это справедливо лишь в том случае, когда экипаж контролирует работу системы и наблюдает за тем, что она фиксирует в виде целей.

Но где-то год назад, после того, как был сбит российский Ил-20 под Хмеймим, россияне предупредили израильтян о том, что российские и сирийские средства ПВО, развернутые в Сирии, будут поставлены в режим автоматической работы. Это значит, что уже никто не дает команды на пуски ракет. Система сама работает и фиксирует все элементы движения в зоне своей ответственности. Она же сортирует все, что находится в небе на то, что не является угрозой и на то, что она воспринимает как цель. Автоматический режим работы предполагает самостоятельный, без вмешательства человека, захват цели, ее сопровождение и поражение нужным количеством ракет. Чаще всего, отрабатывается парный пуск ракет на случай, если одна окажется неисправной. Между прочим, осенью Эрдоган тоже заявлял о том, что купленный Турцией в РФ комплекс ПВО С-400 будет включен именно в такой режим работы.

С одной стороны, этот режим позволяет не рисковать экипажем комплекса, в случае атаки на него специализированными средствами противника, а с другой, автоматически работающая система не теряет времени на согласования и выбирает оптимальный момент для открытия огня по цели. Сам факт наличия такого режима работы у системы ставит ее на качественно иной уровень, сравнительно с системами, не обладающими такими возможностями. Просто отметим, что система ПВО/ПРО «Иджис», которую США развернули на своих военных кораблях и на суше, в основном работает именно в таком режиме.

Если допустить, что иранская система ПВО в ночь ракетного обстрела американских баз в Ираке работала именно в этом режиме, то в таком случае, можно говорить о том, что никто не жал кнопку пуск, чтобы сбить украинский самолет. Система сама все сделала, но тогда возникает вопрос о том, как же она выбирает цели, если срубила заведомо гражданский самолет?

И вот тут выстраивается цепочка: малазийский Боинг на Донбассе, российский Ил в Латакии и теперь – украинский Боинг в Тегеране. Российская система автоматического дежурства не умеет различать цели и лупит по чему попало. И похоже на то, что это – общая болезнь алгоритма выбора цели, поскольку все три самолета были сбиты разными системами ПВО российского производства.

А вот тут речь уже идет не о миллиарде компенсации, а о миллиардах, которые РФ надеется получить от сбыта своих систем ПВО. Если наша версия окажется верной и найдет свое подтверждение, то окажется, что российские системы ПВО просто нельзя эксплуатировать в таком режиме, поскольку они лупят по кому попало!

Казалось бы, иранцам можно было бы объявить об этом, да еще и международных экспертов пригласить, мол – вот нам поставили эту игрушку и сказали, что она отличает гражданский аэроплан от истребителя, но эта чертова шарманка завалила пассажирский самолет. В этом случае, Москва не только лишится контрактов на «высокотехнологичные вооружения», но будет выплачивать компенсации по обоим этим самолетам, а все ее игрушки ПВО будут признаны токсичными и запрещенными к применению. Кто их уже купил – начнут возвращать взад и требовать вернуть деньги.

Мог бы Иран такое сделать? Легко. Но не делает и Москва это знает. Теперь бородатые  будут держать путина за причинное место и тот будет послушным мальчиком. Вот поэтому лучше рассказывать о поломанном двигателе. В таком случае, понятно то, почему это делают иранцы, а почему им подпевают наши, оставим этот вопрос без ответа. Каждый его найдет самостоятельно.

источник



(Просмотров всего 33 , сеодня 1 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Турбо Суслик
Adblock
detector