У Кремля есть тайное оружие, которого нет ни у кого в мире, – огромные криминальные денежные ресурсы

Российский социолог и политолог Игорь Эйдман отметил, что криминальные деньги являются главным оружием тайной войны, которую президент России Владимир Путин ведет против демократии.

Президент России Владимир Путин использует криминальные деньги для вмешательства в дела западных стран. Такое мнение высказал российский социолог и политолог Игорь Эйдман на странице в Facebook.

“Конечно, экономика России ничтожна по сравнению с американской и европейской. Да и российские вооруженные силы вряд ли способны всерьез конкурировать с НАТО. Однако у Кремля есть тайное оружие, которого нет ни у кого в мире, – огромные криминальные денежные ресурсы. Во время правления Путина за рубеж вывезены триллионы долларов”, – заявил он.

Социолог отметил, что вывод российских денег на Запад является не просто преступной аферой, но используется РФ для борьбы за мировое господство.

“Не случайно, что в наиболее громких отмывочных скандалах маячат уши российских спецслужб. Например, судя по сообщениям мировых СМИ, за недавней историей с отмыванием $22 млрд через Молдову стоят сотрудники ФСБ. Криминальные деньги – главное оружие тайной войны, которую Путин ведет против демократии. Они используются для подкупа западных элит, финансирования пропаганды, манипуляции общественным мнением; для поддержки деструктивных политических сил, организации хакерских атак, сбора компромата и шантажа влиятельных лиц”, – рассказал он.

По мнению Эйдмана, при помощи криминальных денег путинский режим пытается добиться своего усиления в мире, расколоть ЕС и НАТО, разрушить союз между Европой и США, дестабилизировать ситуацию в демократических государствах.

“Сейчас наиболее актуальные задачи – разжигание истерии и противостояния вокруг кризиса беженцев в ЕС, а также раздувание нового конфликта на Балканах”, – подчеркнул он.

Политолог отметил, что Россия замечена за попыткой организации переворота и террористической атаки на правительство Черногории, чтобы воспрепятствовать вступлению страны в НАТО. В Боснии РФ поддерживает усилия президента Милорада Додика по расколу конфедерации и срыву Дейтонских соглашений о мире в Боснии и Герцеговине. В Сербии поддерживает ультранационалистов и сети пророссийских организаций, а также пытается спровоцировать новое обострение конфликта вокруг Косово. В Болгарии поддерживает ультраправых и ультралевых противников европейской интеграции.

Эйдман добавил, что в Польше Россия финансирует ультранационалистические организации и организовывает антиукраинские акции польских националистов. В Швеции предлагает деньги живущим в пригороде Стокгольма мигрантам за организацию массовых беспорядков. В Венгрии тесно взаимодействует с президентом Виктором Орбаном, имеющим связи с российским криминальным бизнесом, и финансирует крайне правую партию “Йобик” и ее боевое крыло.

В Чехии Кремль делает ставку на старые коммунистические кадры. В Германии подкупает видных политиков, в том числе бывшего канцлера Герхарда Шредера, организовывает информационные атаки на канцлера Ангелу Меркель, разжигает истерию вокруг кризиса беженцев и пытается манипулировать русскоязычной общиной.

Во Франции, по мнению политолога, РФ оказывает финансовую помощь “Национальному фронту” Мари Ле Пен и вмешивается в выборы президента. В Италии использует криминальные связи с экс-премьером Сильвио Берлускони и его окружением, а также поддерживает сепаратистов. А в США Кремль вмешался в президентские выборы на стороне президента Дональда Трампа.

“Кроме того, Кремль поддерживает ультраправые, сепаратистские и изоляционистские (“евроскептиков”) силы в Великобритании, Испании, Нидерландах, Греции и других европейских странах. Что касается ситуации в бывших советских республиках, она особенно опасна”, – подчеркнул социолог.

Он обратил внимание, что Запад сильно пугают масштабы российского влияния.

“Недавно Элизабет Розенберг, участвовавшая в качестве эксперта в сенатских слушаниях, заявила, что объем средств, контролируемых Кремлем, настолько велик, что попытки заморозить их станут “юридическим кошмаром”. Конечно, реальные санкции против путинской элиты вызвали бы не только правовые проблемы. Они ударили бы по интересам многих западных бизнесменов (только в башнях Трампа россияне купили недвижимость на €100 млн) и даже по целым секторам экономики (например, рынку элитной недвижимости)”, – продолжил Эйдман.

По мнению политолога, ситуация похожа на развитие онкологического заболевания.

“Опухоль (путинская коррупция) настолько велика, что ее невозможно удалить без ущерба для здоровых частей организма. Больной (Запад) боится этого и отказывается от операции. Но если хирургическое вмешательство бесконечно откладывать, опухоль разрастется до несовместимых с жизнью размеров. И больной просто умрет”, – предупредил он.

По мнению Эйдмана, “путинские грязные деньги” дали метастазы не только в экономике, но и в политической жизни многих стран.

“Если не провести болезненную операцию по очищению от этих токсичных активов, они уничтожат современное демократическое общество. Опасно не только нелегальное отмывание средств, но и любое “законное” проникновение российских преступных капиталов в мировую экономику. Введение тотальных санкций против всей путинской коррупционной элиты – единственный способ пресечь ползучую политическую экспансию Кремля. Капиталы и влияние российских чиновников и олигархов должны быть хирургическим путем удалены из западного общества. Иначе метастазы путинизма не остановить”.