The New York Times: Глава ФБР сообщил о Трампе и России новости, от которых невозможно отмахнуться

The New York Times: Глава ФБР сообщил о Трампе и России новости, от которых невозможно отмахнутьсяОзвученное в понедельник признание директора ФБР Джеймса Коми о том, что бюро расследует возможные связи между кампанией президента Трампа и попытками России саботировать шансы Хиллари Клинтон –  это потрясающий ход. Несмотря на существование множества косвенных доказательств таких связей, публичное подтверждение Коми должно стать поворотным моментом в том, как следует относиться к расследованию роли России в выборах.

Теперь первостепенная задача –  гарантировать, что расследование ФБР, которое может повлечь за собой уголовное преследование, будет ограждено от вмешательства администрации Трампа, уже показавшей свою склонность с поразительной дерзостью лгать, темнить и вводить аудиторию в заблуждение. Во время слушаний в Комитете палаты представителей по разведке Коми сказал, что бюро проводит свое расследование “без предубеждения” и “независимо”, и поклялся следовать за фактами, “куда бы они не привели”. 

Для того, чтобы сомневаться в искренности Коми, оснований нет. Но также нет и уверенности в том, что высшие должностным лицам в Департаменте юстиции, которые, как правило, решают, достаточно ли доказательств, чтобы возбудить уголовное дело в политически щекотливых процессах, удастся избежать нажима из Белого дома. В понедельник перед слушаниями в Конгрессе Трамп в Twitter назвал версию о сговоре его штаба с Россией “фейковыми новостями” и призвал Конгресс и ФБР забыть об этой теме и сфокусироваться на поисках тех, кто сливал прессе информацию о расследованиях.

Эти наглые предупредительные залпы со стороны президента наносят колоссальный урон доверию общества к расследованию ФБР. Авторитет Министерства юстиции в расследовании российского вопроса уже был глубоко скомпрометирован тем, что генеральный прокурор Джефф Сешнс, заняв должность, отказался брать самоотвод по поводу какого бы то ни было расследования. Он был вынужден отойти в сторону только после того, как выяснилось, что вопреки тому, что он говорил перед сенаторами под присягой, он дважды встречался с послом России в Вашингтоне во время кампании. Даже объявив о самоотводе, он все равно через своих заместителей или сотрудников руководящего звена имеет возможность вмешиваться в ход любого потенциального преследования, которое связано с серьезными конфликтами.

Для уменьшения кризиса доверия необходимо назначить независимого прокурора, неподотчетного администрации США. Если утверждение Трампа об отсутствии сговора между сотрудниками его штаба и российским правительством правдиво, Трамп, наверно, хотел бы, чтобы этот вопрос был досконально расследован как можно скорее и с максимальной прозрачностью.

Назначение специального прокурора будет сигнализировать о том, что Сешнс согласен на проведение беспристрастного расследования его действий в качестве помощника Трампа в прошлом году, которые, как он заверил общественность, были абсолютно правильными.

Вопрос, какие именно действия предприняла Россия ради влияния на выборы в США, требует более широкого расследования, которое проводила бы двухпартийная команда государственных деятелей на условиях сотрудничества. Такое расследование необходимо, чтобы оградить американские партии и политические институции от попыток нарушить электоральный процесс. Если мы не усвоим и не учтем уроки прошлогодней кампании, это будет отказ от нашей общей обязанности защитить американскую демократию.

Оригинал на The New York Times

Перевод: Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO