Politico: Проблема не в Путине, а в России

Politico: Проблема не в Путине, а в РоссииПрименение новых санкций со стороны США в адрес России привело к тому, что отношения между двумя охладели до уровня, невиданного со времен «холодной войны».

Каждая сторона обвиняет другую и, утверждая, что стремится улучшить положение дел, ведет себя так, как будто нынешнее противостояние — это неблагоприятная, но проходящая историческая фаза.

Однако в то время когда многие в США обвиняют в ухудшении ситуации президента России Владимира Путина, правда заключается в том, что отношения между двумя странами всегда были ухабистыми, а периоды сотрудничества краткими.

Проблема, с которой США имеет дело, это не Путин.  Проблема – это сама Россия.

Две страны не в ладах друг с другом с той поры, когда США проявили себя как великая держава в конце XIX века и начали соперничать с Российской Империей за влияние в Маньчжурии

Глобальные события, возможно, изменили специфику соперничества, а технологический прогресс, возможно, увеличил его риски. Но области разногласий остались неизменными: это ценности, зоны влияния и принципы устройства мирового порядка.

Даже вмешательство России во внутренние дела США не является чем-то новым. Это была постоянная угроза в течение 74 лет советского правления.

Периоды сотрудничества Москвы и Вашингтона краткосрочны, реальное взаимодействие никогда не было таким дружественным, каким оно изображалось. Даже грандиозный антигитлеровский альянс времен Второй мировой войны, воспетый россиянами как эталон успешного сотрудничества, подвергнут критике. Война велась больше параллельными, чем объединенными усилиями, и завершилась урегулированием, разделившим Европу на два конкурирующих до враждебности лагеря.

Надежды на возможность выстраивания более тесных отношений после распада Советского Союза быстро рассеялись. Увлекшись рассуждениями в аристократическом духе, США полагали, что их победа в холодной войне означает, что у России, как и у всех других стран, нет иного выбора, кроме как принять либеральный демократический порядок свободного рынка, который в свое время принес процветание и мир на Запад.

Терзаемая разрушительным социально-экономическим кризисом, Москва не столько поддерживала, сколько соглашалась на проекты Вашингтона. Но по мере восстановления российской экономики традиционные тенденции страны вновь подтвердились. При Путине  возродилась исторически сформированная напряженность. Она достигла кульминации во время пика украинского кризиса три года назад и привела к почти полному разрыву отношений.

США нужно начать с суровой правды: Россия в ближайшее время (да и когда бы то ни было) не станет либеральной демократией, которая удобно вписывается в западные структуры.

В то же время географическое положение России, ее ядерный арсенал, природные богатства, армия и научное сообщество обеспечивают ей положение крупного игрока.

У Вашингтона нет выбора, кроме как иметь дело с такой Россией, какая есть. Это вызывает вопрос: как управлять отношениями с большой и сильной страной, которая принципиально важна для любых мер по обеспечению безопасности в Европе, но в то же время придерживается чуждых ценностей и борется за влияние в других стратегически критических регионах.

Сдерживание, подкрепленное наказанием посредством санкций, — это одна из возможностей. Именно ей сейчас отдает предпочтение американский политический класс. Однако Вашингтон не может фактически изолировать одну из крупнейших экономик мира, особенно когда крупные и находящиеся на подъеме незападные державы, такие как Китай и Индия, не готовы следовать его примеру.

США нужно непреклонно защищать свои жизненно важные интересы, но готовиться находить компромиссы по другим проблемам, если они не будут подвергать опасности ключевые американские принципы.

Это подразумевает, в частности, полное восстановление территориальной целостности и суверенитета Украины наряду с готовностью искать альтернативы вступлению Украины в НАТО, против которого возражает Россия.

Точно так же США должны защищать целостность своих избирательных процессов, но сохранять готовность обсуждать пределы допустимого вмешательства во внутренние дела друг друга, учитывая, что в современном взаимосвязанном мире неизбежна некоторая степень влияния.

Оригинал на Politico

Перевод: Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO