Москва планирует устроить великие потрясения в Европе – эксперт

Предвыборная ситуация во Франции кардинально изменилась после коррупционного скандала вокруг Франсуа Фийона – этот “удобный” для России кандидат, в целом лояльный Кремлю, утратил лидирующие позиции в предвыборной гонке. Ныне рейтинговые исследования отдают предпочтение лидеру движения “Вперед”, независимому кандидату Эммануэлю Макрону, который по прогнозам во втором туре (7 мая) с солидным перевесом (62% – 38%) побеждает ультраправого политика Марин ле Пен.

Такие электоральные перемены явно не в интересах Кремля и российские государственные информагентства Sputnik и Russia today развернули информационную атаку на Макрона, опубликовав ряд статей о том, что мол, Макрон, наверно, американский агент, что его поддерживает “богатое гей-лобби” и вообще он живет двойной жизнью. Сам Макрон высмеял эти слухи, а вот Генсек движения “Вперед” Ришар Ферран и пресс-секретарь Бенжамен Гриво заявили о российском вмешательстве в предвыборную кампанию путем вбрасывания “ложных новостей”.

Генеральный директорат внешней безопасности (DGSE) сообщил об угрозе российского хакерского вмешательства в предвыборную гонку в интересах Марин ле Пен – речь идет о уничтожении оппонентов Марин ле Пен в соцсетях, атаках на серверы ее конкурентов, вбросе компромата и т.д., и т.п. То есть стоит ожидать повторения сценария вмешательства в американские выборы, только в более значительных масштабах. Глава МИД Франции Жан-Марк Эро заявил, что Париж готов к ответным действиям в случае внешнего вмешательства в ход президентских выборов. Однако, вполне очевидно, что этот случай уже наступил.

Вряд ли стоит сомневаться в том, что Кремль использует все возможные внешние и внутренние средства влияния (от российской диаспоры до спецслужб) для того чтобы потопить Макрона и расчистить путь для Мари ле Пен, чьи лозунги о выходе Франции из ЕС и НАТО, отмене евро, признании российского Крыма и тд. идеально созвучны интересам Кремля. И опасения французских спецслужб весьма обоснованы, учитывая традиционно сильные позиции и влияние России во Франции.

Впрочем, в глобально плане, для Кремля ставка на Марин ле Пен – это скорее ставка на дестабилизацию ключевой европейской страны. Иными словами Москве нужна не великая Европа, а великие потрясения в Европе.

По мнению экспертов Вашингтонского Фонда защиты демократии (FDD), ближайшие цели российской гибридной экспансии – парламентские выборы в Голландии (март), президентские выборы во Франции (апрель-май) и выборы в Бундестаг ФРГ (август).

Кстати, нелишне напомнить, что эксперты группы по стратегическим коммуникациям на Востоке (East StratComTask Force) Европейской службе внешних связей с октября 2015г. по июнь 2016г. зафиксировали 1649 случаев дезинформации и фейков российской пропаганды, обрушившейся на Европу на 18 языках.

Вполне очевидно, что вслед за апрельской “битвой за Париж” последует не менее масштабная августовская “битва за Берлин”.

Перспективой российской “предвыборной экспансии” всерьез обеспокоены в Германии, где весьма значительна русская диаспора и активны прокремлевские СМИ. Глава немецкой разведки BND Бруно Каль еще в ноябре 2016г. прогнозировал, что Германия по мере приближения выборов может оказаться в фокусе хакерских атак и давления на “общественный дискурс”.

Руководитель федерального ведомства по охране конституции Германии Ханс-Георг Масен тоже заявил о попытках России дестабилизировать ситуацию в Германии накануне выборов путем усиления пропаганды, дезинформации и кибератак. Не случайно недавно ТВ Германии демонстрировало фильм “Холодная война Путина” про подрывную работу российских спецслужб против стран Европы.

На полях Мюнхенской конференции по безопасности канцлер Ангела Меркель говорила о своем желании обсудить с российской стороной проблему кибератак и фейковых новостей из России, о том, что нужно поднять эту тему на переговорах в формате Россия-НАТО.

Недавно Европарламент принял резолюцию о противостоянии российской пропаганде, в Европе создаются профильные центры по противостоянию гибридным угрозам, выделяются ресурсы и средства. Это проблематикой всерьез озаботились европейские политики и на упомянутой Мюнхенской конференции. Но все эти меры и усилия явно неадекватны по форме и несоизмеримы по масштабу и специфике угроз. Эти усилия во многом нивелируются внутриевропейским кризисом, дефицитом единства и политической воли, иллюзорным восприятием целей и задач путинской России.

Но гибридная война вовсю идет на европейском континенте. И вполне может случиться так, что вскоре для немцев российская провокация “с девочкой Лизой” может показаться всего лишь “мелким инцидентом” на фоне развернувшейся предвыборной экспансии России. И для Кремля будет важно, не чтобы победила Меркель или Шульц, а чтобы проиграла Германия.

Тактические задачи российской гибридной агрессии в Европе – размывание объединяющих базовых ценностей, дезориентация социума, создание влиятельного пророссийского лобби в европейском истеблишменте, углубление противоречий между странами ЕС и институциями Евросоюза. А цель – переформатирование нынешнего европейского политического устройства по рецепту Москвы.

Уместно вспомнить известную путинскую фразу: “Граница России нигде не заканчивается”.

Михаил ПАШКОВ