Компромат на Путина

MxAAp9zR8h4В своей книге “Путин – исполнитель злой воли” бывший генеральный прокурор РФ (в 1995-1999 гг.) Юрий Скуратов вспоминает, что в 1999 году занимавший тогда должность главы ФСБ Владимир Путин признался ему, что на него “есть такая же пленка”. Был ли этот разговор на самом деле или нет? И если да, то что значит “такая же”? Такая же подделка или такая же подлинная? Ведь относительно видеозаписи с “человеком, похожим на генерального прокурора” Путин тогда дал заключение, выступая в Госдуме, что пленка подлинная.
Как пишет Скуратов: “Путин же, потупив взор, утверждал на заседании Госдумы, что подлинность пленки установлена. Хотя на нынешний день проведено множество экспертных исследований и ни одно из них не идентифицировало меня на пленке”.

Если то, о чем пишет Скуратов, верно, и разговор такой между ним и Путиным был, то, возможно, что анонсированная 28 марта пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым “информационная атака на Путина” из-за рубежа связана с этой самой пленкой. Напомню, что Песков тогда заявил следующее: “Безусловно, если какие-то искажения, какая-то ложь и какие-то беспочвенные обвинения будут касаться лично главы государства, мы обладаем всем арсеналом юридических средств и в национальном, и в международном плане для защиты чести и достоинства нашего президента” (Интерфакс).

Если эта гипотеза верна, то вполне логичными являются недавние публикации, призванные смягчить и размыть готовящийся удар по репутации президента (см. пост в фейсбуке Александра Шмелева). Сначала таким смягчающим материалом стали “разоблачающие” статьи про недвижимость “девушек Путина”. Затем НТВ показало “компромат” на бывшего премьер-министра и лидера оппозиционной партии ПАРНАС Михаила Касьянова. Фильм НТВ о Касьянове был изготовлен грубо и поспешно, чтобы в случае чего можно было сказать: стоило нам показать пленку о неприглядной жизни лидеров оппозиции, как на Западе решили склепать и выпустить нечто подобное.

Кстати примечательно, что и скандал со Скуратовым, и действия по прикрытию “информационного вброса против Путина” произошли примерно в одно и то же время – конце марта – начале апреля – но только с разницей в 17 лет. А вот то самое место из мемуаров бывшего генерального прокурора (текст книги есть в свободном доступе): “Вечером ко мне приехал Владимир Викторович Макаров, заместитель руководителя администрации президента:
– Напишите еще одно заявление об отставке.
Перед его приездом, кстати, позвонил Бордюжа, попросил сделать то же самое. И еще звонил Путин. Путин был, конечно, в курсе всех шантажных дел и вообще в курсе игры, которую вела «семья», держал соответственно равнение на Кремлевский холм, и сказал:
– В печати уже появилось сообщение насчет пленки… Это стало известным, Юрий Ильич, увы… Говорят, что на меня также есть такая же пленка.
В общем, он подталкивал к мысли: чем раньше я уйду, тем будет лучше. И вообще будет меньше шума…”

philologist