Чего я не могу простить Путину

441088005_70987127_1.325Eсть вещи, за которые прощать политика нельзя. Одна из таких вещей — жестокость. Тупая бесчеловечность. Если в стране людей сажают за анекдоты, карикатуры, книги, танцы — значит, в стране пахнет фашизмом того или иного розлива. А фюрер этой страны — конченый негодяй.

Про Путина пишут, что он коррупционер и украл так много миллиардов, что даже непонятно, зачем.

Возможно, это и так. Украл. Но, быть может, это и неправда. Тогда не украл. Делая такую оговорку, я вспоминаю историю, рассказанную Березовским еще в те времена, когда он был врагом Путина, а не писал тому слёзных писем, как это случилось с олигархом в конце жизни. Так вот, Борис Абрамович, давая интервью, упомянул справедливости ради такой эпизод из жизни ленинградского столоначальника Путина.

Путин тогда был средней руки чиновником в Северной Пальмире и решал разные вопросы. Понятно, как «решают» вопросы чиновники. Так вот, Березовский тоже пришел «порешать вопрос». Путин вопрос «порешил», и Борис Абрамович привычно спросил, сколько он за это должен. Однако странный чиновник от денег отказался, к полному удивлению Березовского, которому столь беспрецедентное поведение запало в память.

Но, конечно, нашему вороватому населению, которое само постоянно норовить скоммуниздить всё, что плохо лежит или некрепко прибито, легче поверить в то, что Путин — вор… и потом пойти за него голосовать. Ведь Россия — это «воруют», а народ наш — патриот своей страны! Поэтому, будучи великим русским писателем, а стало быть крайней плотью от плоти народной, я принимаю на секунду эту общенародную гипотезу: украл.

Что ж, это очень некрасиво, господа и товарищи! Красть грешно! Но если бы вдруг передо мной поставили трудную задачу — простить как можно больше грехов Путина, я бы этот грех простил первым и в свое оправдание сказал знаменитую фразу о том, что воры мне милей, чем кровопийцы.

Что там еще у нашего нацлидера за душой? Какие скелеты в шкафу?

Педофилия. Эту крикливую ноту впервые взял в Лондоне путинский коллега по конторе Литвиненко. Мол, Путин балуется с мальчиками. То есть еще и гомосексуалист!.. Неубиваемая карта! С двойной защитой со всех сторон: за гомосексуализм Путина не простит наше традиционно-скрепное общество, а за педофилию — Запад. А я?

Как всякий либерал, я борец за права гомосексуалистов в России и потому легко простил бы Путину его вероятную (или, скорее, маловероятную) тягу к особям своего пола, поскольку тут и прощать-то нечего — в конце концов, о вкусах не спорят, и диковатой России отнюдь не помешал бы президент-гей. Но об этом пока можно только мечтать.

А что касаемо педофилии, то моя душа, как и душа всякого россиянина, преисполняется гневом и возмущением, когда я узнаю, что в США на волне борьбы с этой самой педофилией посадили на 25 лет учительницу, переспавшую с 17-летним учеником.

Я решительно отказываюсь считать подобное педофилией и даже мелким правонарушением! Пошли вы к черту с этой новой охотой на ведьм! Свободу Путину!

По мне, если человек проявляет интерес к сексуальной жизни, значит, он вполне уже созрел (по крайней мере физиологически) для того, чтобы ею заниматься в той или иной форме. Поэтому, я считаю, нужно вернуться к возрасту согласия ельцинских времен — 14 лет. В конце концов, когда-то на Руси с 12 лет замуж выдавали, и не погибла Русь Святая! И отчего Гундяев не борется за данную конкретную традиционную ценность, я не очень понимаю. Куда уж ценнее?

ОК. Что там осталось?

Друзей своих по потному кимоно сделал миллиардерами? Россию не избавил от коррупции?

Это верно. Это дурно. Но я включаю в себе толстовца, запускаю на все обороты всепрощенца и говорю себе: Саша, ну, он собирал в команду тех, кому доверяет, людей проверенных. От близости к телу они и разжились. А коррупцию в бедной стране победить невозможно, ну, или, вспоминая Саакашвили, уточню: очень трудно ее победить, нужно быть редким гением и не стесняться есть галстуки.

Путин — гений?

Нет. Со вздохом констатирую это — не гений. Но разве можно обвинять человека в том, что его обидел бог? Это же несправедливо! Работает, как умеет. Машет вёслами. И многое другое успевает — амфоры вон со дна моря достал. У нас теперь на две амфоры больше стало, плохо ли? А на сколько амфор обогатил свою страну Обама-чмо? То-то!

Идём дальше… Что у нас там еще в обвинительном заключении? Авторитаризм? Зажим демократии? Удавливание свободы слова?

Тут тоже предполагать и допускать ничего не надо: всё сказанное — факт. Реальная, так сказать, материя, данная нам в ощущении. Но и здесь, поднапрягшись, я бы смог вывести нашего старика из-под удара: для бедных коррумпированных стран авторитаризм характерен. Они так работают. Стало быть и тут просматривается объективная закономерность: не Путин плохой, жизнь такая!

Однако, есть вещи, за которые прощать политика нельзя. Одна из таких вещей — жестокость. Тупая бесчеловечность. Если в стране людей сажают за анекдоты, карикатуры, книги, танцы — значит, в стране пахнет фашизмом того или иного розлива. А фюрер этой страны — конченый негодяй. В России двух девочек посадили за танцы. И этот потрясающий своей жестокой абсурдностью факт дополняется тем обстоятельством, что фюрер прилюдно поддержал сей средневековый, варварский приговор. То есть он не только не помиловал и даже не промолчал (мол, система сработала, а я не при делах), а прямо и открыто высказался за то, чтобы за идеологически неправильные танцы людей бросали в тюрьму, и «это правильно». Иными словами, наш вождь не просто тихий негодяй, но негодяй, совершивший каминг-аут. То есть еще и беззастенчивый циник.

Второй грех, непростительный для президента и политика — предательство. Агрессия против Украины (а аннексия в международном праве однозначно определяется как агрессия) — это и есть предательство. Предательство как своих собственных обязательств (Будапештский меморандум), так и… хотел написать «братского народа», но споткнулся о две вещи:

а) пафос и

б) неточность.

Мы ведь, по его словам, один народ, разделенный границей. И Путин этот народ предал. Он предал тот самый Русский мир, который хотел построить.

По какой-то внутренней глупости Путин решил, что Русский мир — это когда все русские и/или русскоговорящие живут в пределах одной государственной границы с центром в Кремле. Почему русские должны жить именно под московским (читай, путинским) сапогом — лично для меня остается непонятным. Почему когда славян объединяет Москва — это хорошо, а когда то же самое делают поляки (см. Смутное время) — это плохо? Почему когда московский князь жжёт Тверь, разоряет Рязань или бомбит Воронеж — это хорошо? А когда белорусы или украинцы не хотят снова в общую коммуналку с чокнутым «старшим братом», размахивающим бритвой, — это плохо?

Ну, а третий непрощаемый грех — неадекватность политика своему времени. В современном мире, в отличие от мира аграрного, питающегося землей, приращение территориями идет скорее во вред, нежели на пользу. Зачем что-то присоединять, если мы живем в эпоху аутсорсинга? Дешевле купить, чем содержать!

У нашего Путина грехи второй и третий слились в один. Путин совершил немыслимое. Глупое. Предательское. И совершенно бессмысленное со всех сторон действо, разумных оправданий коему нет. Это действо вызвало эффект домино — целую цепочку событий в виде трех сбитых самолетов (два гражданских, один военный), разрушенных регионов, тысяч мирных граждан (женщин, детей, стариков), погибших во время проведения антитеррористической операции на Донбассе. Том самом Донбассе, который по примеру Крыма в глупой надежде восстал ради российских пенсий, а вместо этого получил кровь, смерть, нищету и откровенных мерзавцев во главе — бывших МММ-щиков и уголовников.

И, что самое печальное, последняя доминошка в этой цепочке еще не упала.

Александр Никонов   rufabula.com