Bloomberg: Не верьте Путину, когда он говорит, что выводит войска из Сирии

640x-1Неожиданное сообщение президента Владимира Путина о начале выведения российских войск из Сирии не стоит принимать за чистую монету: он делал подобные заявления и раньше, для того, чтобы показать западным партнерам по переговорам, насколько конструктивную позицию он способен занимать. У него всегда есть план, свой скрытый план.

В официальных комментариях по поводу решения о выводе российских войск из Сирии сказано следующее: «на данный момент задачи, поставленные Министерством обороны РФ, в основном выполнены». Российские военные «помогли сирийским войскам и патриотическим силам этой страны добиться радикального прорыва в борьбе с международным терроризмом и перехватить инициативу практически на всех фронтах».

Такие заявления справедливы в одном: с начала этого года при поддержке ВВС РФ с воздуха силы режима президента Башара Асада действительно отвоевали значительную часть территории. Но они не сумели, тем не менее, захватить стратегически важный город Алеппо или нанести хотя бы одноразовое значительное поражение любой из крупных повстанческих группировок, в том числе Исламскому Государству. Так что «радикальный прорыв» Путина — это преувеличение.

«Я надеюсь, что сегодняшнее решение будет хорошим сигналом для всех сторон конфликта», — сказал Путин. «Я надеюсь, что это позволит существенно увеличить взаимное доверие всех участников процесса».

Под «процессом» он, конечно же, имеет в виду мирные переговоры в Женеве, которые возобновились в понедельник на фоне осторожного оптимизма, поскольку шаткое перемирие, объявленное 27-го февраля, в целом сохраняется, и уровень насилия резко сократился.

Можно заметить ,что Путин уже использовал подобный ход в июне 2014 года — тогда переговоры Нормандской четверки увенчались подписанием первых Минских соглашений о прекращении огня на востоке Украины, а в конце июня Путин попросил российскую Думу отозвать разрешение на проведение военных действий на территории Украины. По официальной версии Москвы, Россия никогда не участвовала в вооруженных сражениях на Донбассе, хотя известно, что российские войска, инструкторы и оружие регулярно направлялись в поддержку промосковским боевикам в Восточной Украине. Позже кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков пояснил, что обращение Путина к российскому парламенту было лишь жестом, соответствующим моменту — началу переговоров между боевиками, Украиной и ОБСЕ.

Первое соглашение о прекращения огня на Донбассе действовало совсем недолго. Активность сепаратистов вскоре вновь обострилась, и украинская армия потерпела одно из самых значительных поражений в своей истории под Илловайском.

После того, как в феврале 2015 года были подписаны вторые Минские соглашения, обе стороны конфликта сделали немало заявлений об отводе тяжелого вооружения. Второй договор оказался более действенным, чем предыдущий, хотя ни одна из сторон не была готова согласиться с его политическими условиями. Ситуация на Донбассе остается таковой, что военные действия могут возобновиться в любой момент. Даже если все вооружение было отведено на необходимое расстояние, его можно вернуть на боевые позиции в течение дня. Наблюдатели ОБСЕ так и не смогли установить наличие войск и оружия на стороне боевиков: сепаратисты не предоставили им доступа на подконтрольные территории.

В Сирии Москве будет еще легче скрыть факт передвижения войск, поскольку никто, кроме сирийских правозащитников, не способен контролировать ситуацию на местах, а их возможности ограничены. Путин заявил, что построенная в 2015 году военно-воздушная база в провинции Латакия продолжит свою работу. В эксплуатации остается также российская военно-морская база в Тартусе. По словам российского президента, базы будут функционировать для обеспечения соблюдения режима прекращения огня и контроля над мирным процессом. Говорить о том, какие именно войска и техника подлежат «выводу» невозможно — Россия никогда не объясняла, что или кого она в Сирию направляла.

Как и в Украине в 2014 -15 годах, Путин демонстрирует открытость к переговорам, но на своих условиях. По Украине данные условия включают в себя легитимизацию самоуправления пророссийских боевиков на местах. По Сирии Путин требует место за столом переговоров для Асада и значительного влияния в решении судеб этой страны для себя.

В обоих случаях для противоположной стороны конфликта условия Москвы являются неприемлемыми. В Украине Минск II, возможно, никогда не будет полностью реализован — и российское военное присутствие на территории соседнего государства мы будет наблюдать еще долго, как и в ситуации других замороженных конфликтов. В случае с Сирией, Путин не собирается сидеть и смотреть, как режим Асада уберут при помощи договоренностей. Пока переговоры не закончатся на удовлетворяющих его условиях, сохраняется вероятность, что Россия вновь вступит в драку.

Точно так же, как Путин никогда не признавал факт вовлечения российских войск в масштабные боевые действия в Украине, он никогда не признавал, что Россия в Сирии бомбит какие угодно цели, за исключением позиций Исламского Государства. Известно, что самолеты РФ продолжали обстрелы оппозиционных группировок уже тогда, когда оппозиция стала частью мирных переговоров.

То, что Путин готов уйти на стадии незавершенных переговоров, является косвенным признанием того, что Исламское Государство никогда не было его основной целью в Сирии.

Россия и США, даже несмотря на их противоречивые взгляды относительно будущего Сирии, имеют общий интерес — объединение сирийских сил в борьбе против боевиков Исламского Государства. Выведение российских войск из Сирии стало причиной роста курса российского рубля по отношению к доллару США, однако Путин, скорее всего, эту войну еще не закончил.

Оригинал на Bloomberg
Перевод: Андрей САБАДЫР